Ukrainian Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Filipino Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Indonesian Irish Italian Japanese Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Russian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Vietnamese Welsh Yiddish

ОРИГІНАЛЬНІ ДОСЛІДЖЕННЯ


 


УДК 174:614.8:616.1+616.8


Васкес Абанто Х. Э.1, канд. мед. наук, врач отделения неотложной медицинской помощи
Васкес Абанто А. Э.2, врач семейной медицины
1Центр первичной медико-санитарной помощи № 2, г. Киев, Украина
2Центр первичной медико-санитарной помощи № 1, г. Киев, Украина


Резюме. Принятие медицинских решений при реанимации должно быть основано на базовых принципах этики и морали, максимально придерживаясь доктрины «Информированного согласия». Есть ситуации, в которых этически четко показано начало реанимационных мероприятий, а также такие, в которых оправдано приостановить такие мероприятия.

Решение начинать, ограничить или приостановить мероприятия, направленные на поддержку жизни, ставит перед профессионалом здравоохранения, медицинской бригадой, пациентом и его семьей глубокие клинические и этические проблемы. Важно рассмотреть следующие данные: прогноз (неврологический) успешной реанимации; клинические факторы, указывающие на необратимость остановки сердца; успешная реанимация и заболеваемость; смертность постреанимации.

 

В соответствии с принципами гуманности, непричинения вреда, автономии, справедливости и тривиальности, которые присущи человеческим отношениям, нужно понимать, какие меры должны быть приняты в соответствии с уровнем «Основ жизнеобеспечения или базовой поддержки жизни» и сердечно-мозгово-легочной реанимации каждого пациента! При любом сомнении спасатель, медик в частности, решает для себя «Действовать ради пользы для пациента (Принцип в пользу сомнения!)» и незамедлительно начинает реанимацию.

Рекомендации Американской ассоциации сердца (AHA) и Европейского совета по реанимации (ERC) 2015–2020 гг. в целом установили основные этические принципы, которые необходимо принять к сведению при критических ситуациях. Эти рекомендации подчеркивают значимость двух базовых этических принципов при уходе за пациентом – автономии и тривиальности. Такое деликатное решение (начать, ограничить или приостановить мероприятия, направленные на поддержку жизни) ставит (как отмечено выше) перед профессионалом здравоохранения, медицинской бригадой, пациентом и его семьей серьезные клинические и этические вызовы.

При оценке полезности лечения стоит различать «эффект» и «выгоду». При реанимации эффект определяется как ограниченное улучшение функционального состояния в органе или части человеческого организма, а выгода понимается как улучшение в целом для человека.

Решение «Не начинать или прервать реанимацию» во внегоспитальной среде принять сложно, прежде всего, из-за отсутствия достаточной информации о пожеланиях человека и базовом состоянии его здоровья. В госпитальных условиях профессионал-медик морально готов к тому, что нужно направить свои реанимационные умения и знания ко всем пациентам/пострадавшим, если заранее не было принято коллегиальное медицинское решение «Не начинать реанимацию».

В практической медицине часто отсутствуют достаточные основания для того, чтобы рекомендовать или запрещать конкретное действие в связи с неопределенностью по отношению к прогнозу или предсказыванию исхода реанимационных мероприятий. Таким образом, твердое понимание этических принципов, отражающих автономию и принятие решений, должно сопровождаться наилучшей имеющейся актуальной информацией.

Помимо решений, касающихся начала и прекращения поддержки жизни, присутствия родственников во время реанимации и донорства органов, также требуется, чтобы профессионалы здравоохранения учитывали как науку, так и этику при оказании медицинской помощи, сосредоточенной на пациенте. По мере развития науки о реанимации также должны развиваться усилия профессионалов-медиков, чтобы понять этические последствия, которые ее сопровождают.

Ключевые слова: этика, биоэтика, реанимация, AHA, ERC, принцип гуманности, принцип автономии, принцип тривиальности.


 

ВВЕДЕНИЕ

Медицинская биоэтика, с точки зрения применения принципов этики при принятии медицинских решений (с конечной целью улучшения качества медицинской помощи), в неотложных случаях становится особенно сложной наукой. Принятие медицинских решений при сердечно-легочной реанимации (СЛР) должно быть основано на базовых принципах этики и морали, максимально придерживаясь доктрины «Информированного согласия» (которое для несовершеннолетних детей определяется их родителями и/или опекунами, действующими в интересах детей) [1].

Есть ситуации, в которых этически четко показано начало СЛР, а также такие, в которых оправдано приостановить реанимационные мероприятия. Отдельными моральными аспектами являются случаи потенциальных доноров и учебные занятия, где главной целью становится выживание, а не восстановление жизненно важных функций [11, 12].

Решение начинать, ограничить или приостановить мероприятия, направленные на поддержку жизни, ставит перед профессионалом здравоохранения, медицинской бригадой, пациентом и его семьей глубокие клинические и этические проблемы [3, 12]. Важно рассмотреть следующие клинические данные: прогноз (неврологический) успешной СЛР; клинические факторы, указывающие на необратимость остановки сердца (ОС); успешную СЛР и заболеваемость; смертность пост-СЛР.

В соответствии с принципами гуманности, непричинения вреда, автономии, справедливости и тривиальности (бесполезности), которые присущи человеческим отношениям, нужно понимать, какие меры необходимо принять в соответствии с уровнем «Основ жизнеобеспечения или базовой поддержки жизни (Basic Support Life, BLS)» и сердечно-мозгово-легочной реанимации каждого пациента! Важность этих аспектов была выражена в XX веке (Hastings Center, 1996) как «Цели медицины», которые остаются в силе в XXI веке и в свете которых становится возможным выбрать задачи, прояснить сомнения и определить поведение перед случаями с пациентами в критическом состоянии (рисунок 1) [12].

n24s5 fig1

По крайней мере три цели, особенно последняя, непосредственно связаны с СЛР. В случаях с пациентами, у которых есть шанс на спасение, без всякого сомнения СЛР может предотвратить преждевременную смерть. С другой стороны, поиск спокойной смерти у пациентов, страдающих смертельным заболеванием, может привести к потенциальному конфликту [3].

В целом и этически рассуждая, СЛР необходимо применять всякий раз, когда зафиксирована ОС, т. к. в такой экстремальной и неотложной ситуации считается само по себе подразумеваемым согласие («информированное согласие») пациента/пострадавшего и, как правило, нет времени или достаточных данных, чтобы разобраться, какова была клиническая ситуация перед этим. Тем не менее, во многих развитых странах учитываются важные исключения, которые подчеркивают нецелесообразность осуществления СЛР, а именно:

1. У пациента имеются неоспоримые признаки биологической смерти: отсутствие сердечной и дыхательной деятельности, пульсации на сонных артериях, зрачковых рефлексов (хотя мидриаз зрачков как отдельный признак не должен быть критерием противопоказания к СЛР); окоченение и синюшность; и т. д.

2. Законный представитель пациента/пострадавшего или его ближайшие родственники сообщают убедительно о том, что желание пациента/пострадавшего (который, до этого находясь в полном сознании, страдал от неизлечимой болезни и/или был в преклонном возрасте) было не получать реанимационных мероприятий (тут cтановится возможным применение концепции, что «Пациент имеет право отказаться от лечения»).

3. Лечение бесполезное, а, следовательно, непропорциональное (бесперспективное), как в тех случаях, когда:

– совершенно ясно, что ОС является результатом терминальной стадии и бесспорной эволюции необратимой болезни;

– ОС имеет место более 10 минут (при СЛР > 5 минут весьма низка вероятность восстановления высших функций головного мозга), в условиях неосуществления СЛР.

4. При наличии серьезных рисков и опасностей для спасателя или при вероятности вреда другим пострадавшим, имеющим больше шансов на выживание (к примеру, в ситуации с многочисленными жертвами).

При любом сомнении спасатель, медик в частности, решает для себя «Действовать ради пользы для пациента (Принцип в пользу сомнения!)» и незамедлительно начинает СЛР. На практике ему трудно с точностью узнать о продолжительности СЛР до своего непосредственного личного присутствия и участия. Церебральное сопротивление гипоксии может варьироваться в широких пределах, в зависимости от обстоятельств, будучи выше при некоторых из них, таких как утопление, переохлаждение или случайное отравление барбитуратами.

Рекомендации Американской ассоциации сердца (American Heart Association, AHA) и Европейского совета по реанимации (European Resuscitation Council, ERC) 2015–2020 гг. в целом установили основные этические принципы, которые необходимо принять к сведению при критических ситуациях. Эти рекомендации подчеркивают значимость двух базовых этических принципов при уходе за пациентом – автономии и тривиальности в вопросах о способности пациента принимать решения по лечению, которое он хотел бы получить как часть медико-санитарной помощи себе, а также о реальной полезности такого подхода. Такое деликатное решение (начать, ограничить или приостановить мероприятия, направленные на поддержку жизни) ставит (как отмечено выше) перед профессионалом здравоохранения, медицинской бригадой, пациентом и его семьей серьезные клинические и этические вызовы.

Хотя в идеале необходимо начать СЛР только у пациентов, которые могут быть реанимированы без осложнений, во внегоспитальных условиях имеет место тенденция к универсальному применению «Базовой поддержки жизни (Basic Life Support, BLS)», включая как можно раньше «Расширенную поддержку жизни (Advanced Life Support, ALS)», если нет явных признаков установленной биологической смерти. При реанимационных мероприятиях в госпитальных условиях в большинстве случаев имеется заранее зафиксированная информация, которая облегчает процесс принятия решений.

 

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель статьи – анализ последних данных, в том числе отраженных в новых руководящих принципах СЛР от AHA и ERC 2015–2020 гг., связанных с этическим подходом во время расширенных реанимационных мероприятий, для соответствующего представления медицинской общественности.

 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Материалы данной статьи основаны на собственном опыте и размышлениях авторов, взявших за доказательную основу открытые современные научно-медицинские источники, концепции и подходы. Проведен глубокий анализ рекомендаций по СЛР от AHA и ERC 2015–2020 гг. по вопросам этического подхода при ALS.

 

РУКОВОДСТВА AHA И ERC 2015 ГОДА ОБ ЭТИКЕ ПРИ СЛР

Рекомендации по этике ILCOR (International Consensus on Cardiopulmonary Resuscitation and Emergency Cardiovascular Care Science with Treatment Recommendations / Международный консенсус по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой научной помощи с рекомендациями лечения), отраженные в соответствующем руководстве 2015 года (разработанный документ после конференции Международного комитета по связям в области реанимации, которая состоялась в Далласе (США) с 31 января по 5 февраля 2015 года, в разработке которого приняли участие 250 экспертов из 39 стран мира), а позже изложенные в рекомендациях AHA и ERC 2015– 2020 гг., являются на сегодня, пожалуй, основным этическим стандартом мирового значения по СЛР. Ниже авторы анализируют данную информацию и соответствующие рекомендации для профессионалов-медиков, которые в процессе практической медицинской деятельности вынуждены справиться со сложным решением: «Начать или нет СЛР, приостановить ее после того, как она уже начата, и/или пересмотреть в особых ситуациях (в случае детей или в ожидании донорских органов после попытки неудачной реанимации)».

 

БИОЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПЕРЕД ПЕРСПЕКТИВОЙ НАЧАЛА СЛР

В соответствии с современными достижениями медицины и разнообразным, сложным законодательством различных стран, основными принципами биоэтики при СЛР являются [10]: принцип автономии пациента, принцип непричинения вреда или бесполезности (Не навреди!), принцип благодеяния (или гуманности), принцип справедливости и равенства (рисунок 2).

n24s5 fig2

 

ПРИНЦИП АВТОНОМИИ ПАЦИЕНТА

Согласно этому принципу, врач обязан уважать предпочтения пациента и принимать решения в соответствии с его ценностями и убеждениями. Предполагается, что взрослый человек потенциально способен принимать решения, если судом не признан недееспособным. Проинформированные решения требуют, чтобы люди получали и понимали информацию о своем состоянии и прогнозе, а также о рисках, выгоде и альтернативах предлагаемых мероприятий для того, чтобы они могли выбрать среди предложенных вариантов [8, 13].

Принцип автономии пациента внедряется в течение последних трех десятилетий и отвечает постановлениям Хельсинкской декларации прав человека с последующими ее дополнениями. Согласно этому принципу, пациент должен быть надлежащим образом уведомленным, сознательным, не поддаваться стороннему давлению, а его решения должны быть обязательными к исполнению. Отдельным пунктом в решении данного вопроса является засвидетельствование воли пациента.

Система здравоохранения, сосредоточенная на пациенте, ставит его в центре принятия решений вместо пассивного субъекта (получателя) медицинского решения, а это включает уважение предпочтений данного пациента, выраженных в задокументированных заранее инструкциях («Предварительная воля или предварительное решение»). Применение этого принципа в случае неотложной ситуации, при ОС, когда пациент не в состоянии сообщить свои предпочтения, является практически невыполнимой задачей.

 

ПРИНЦИП НЕПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ИЛИ ТРИВИАЛЬНОСТИ (БЕСПОЛЕЗНОСТИ)

Принцип непричинения вреда защищен распоряжениями: «Не пытаться реанимировать (Do not attempt resuscitation, DNAR)» или «Не пытаться проводить сердечно-легочную реанимацию (Do not attempt cardiopulmonar resuscitation, DNACPR)» [9, 13].

Сердечно-легочная реанимация не должна быть выполнена у безнадежных пациентов/пострадавших: «Не навредить больше, не начинать или продлевать СЛР в безуспешных случаях».

Тривиальное, или бесполезное, лечение определяется как бесперспективное лечение, которое «не дает никакой разумной надежды на выздоровление или улучшение». Реанимационные мероприятия считаются бесполезными, когда шансы на выживание с хорошим качеством жизни являются минимальными. Решение «Не пытаться реанимировать» не требует согласия пациента или его родственников, которые могут иметь нереалистичные надежды. Поэтому, даже если родственники об этом просят, профессионалы-медики не обязаны выполнять мероприятия СЛР, которые с научно-медицинской точки зрения считаются безуспешными в каждом конкретном случае (например, СЛР при необратимой ОС).

 

ПРИНЦИП ГУМАННОСТИ (БЛАГОДЕЯНИЯ)

Этот принцип подразумевает, что любое вмешательство должно приносить пользу пациенту после оценки соответствующего риска и выгоды. В контексте действий ради пользы для пациента профессионал-медик оценивает пользу от проведения СЛР и возможные риски.

В неотложных медицинских ситуациях оценка риска и пользы имеет непосредственное отношение к решению: начинать СЛР или, иногда, отвергнуть эти мероприятия. Тут включаются аспекты, связанные с прогнозом о начале СЛР и полезности (или нет) ее проведения, а также аспекты, связанные с различием между внезапной остановкой сердца (ВОС) и ожидаемым прекращением сердечной и дыхательной деятельности (ОС) при терминальных состояниях [2].

О действиях ради пользы для пациента также говорят, когда решаются общественно важные потребности, например, внедрение программы общего доступа к дефибрилляции.

 

ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ И РАВЕНСТВА

Принцип справедливости и равенства означает, что ресурсы здравоохранения должны быть распределены поровну, независимо от социального статуса пациента, без дискриминации, с правом каждого человека на получение стандартного и актуализированного объема медико-санитарных услуг.

В соответствии с четырьмя вышеуказанными этическими принципами, СЛР с помощью имеющихся ресурсов (всегда ограниченных) должна быть доступной для любого пациента. Этические соображения, связанные с СЛР, включают достижения наилучших результатов для пациента, семьи и общества в целом путем надлежащего распределения имеющихся ресурсов. Тем не менее, не существует единого мнения о том, что представляет собой справедливый и равноправный способ сбалансирования потребностей отдельных пациентов перед потребностями общества.

 

УСЛОВИЯ К НАЧАЛУ СЛР

При оценке полезности лечения стоит различать «эффект» и «выгоду». При СЛР эффект определяется как ограниченное улучшение функционального состояния в органе или части человеческого организма (например, сердцебиение), а выгода понимается как улучшение в целом для человека (например, сердцебиение, но при этом смерть мозга).

Независимо от того, имела ли место догоспитальная или госпитальная ОС, СЛР должна быть начата у всех пациентов/пострадавших, для которых существует вероятность восстановления, чтобы впоследствии они смогли жить в приемлемых условиях, исходя из вполне объективных целей, таких как:

– сохранение жизни;

– восстановление здоровья и/или облегчение страданий;

– ограничение последствий и инвалидности;

– уважение индивидуальных решений, прав и конфиденциальности.

Поскольку на догоспитальном этапе СЛР должна быть начата незамедлительно при случившейся ОС, решения в такой ситуации принимаются за секунды спасателями (свидетелями), которые, как правило, не знают, кто этот человек (пациент/пострадавший), существуют ли конкретные цели реанимации по отношению к нему, есть ли подписанная им «Предварительная воля». В результате иногда существует вероятность осуществления реанимационных мероприятий вопреки желаниям или индивидуальным интересам человека.

Как и в любой другой неотложной ситуации, в случаях ОС обычно лучше предположить, что пациент/пострадавший дал бы свое согласие («Предварительное согласие») для выполнения реанимационных мероприятий, если бы позволяли обстоятельства. Однако это не должно предполагать поспешное и автоматическое начало СЛР всем людям с ОС, поскольку такое отношение может в некоторых случаях вызвать непропорциональное применение данных неотложных мероприятий, что приводит к драматическим и «болезненным» ситуациям для отдельного человека или его семьи (состояние вегетативной комы без возможности неврологического восстановления) с бесполезным продлением страданий и неэффективным использованием ресурсов здравоохранения (терапевтическое или неразумное упрямство!).

Необходимо подчеркнуть, что в рекомендациях AHA и ERC 2015–2020 гг. традиционный подход, ориентированный на врача, с акцентом на принцип гуманности, сместился в сторону подхода, ориентированного на пациента, что возвышает значимость автономии последнего. Профессионалы системы здравоохранения ответственны за сохранение своих знаний и навыков на должном высоком уровне, а также за понимание этических принципов задолго до того, как они будут вовлечены в реальную неотложную ситуацию, когда нужно будет принимать решения по СЛР [8, 10].

 

«НЕ НАЧИНАТЬ СЛР»

В медицинской практике не так легко определить конкретное показание о том, у кого и когда следует начинать СЛР. В целом, СЛР обычно применяется, когда у пациента или пострадавшего имеет место остановка дыхания и кровообращения с фундаментальным критерием: думать, что потенциально существует альтернатива обратимости.

Решение «Не начинать СЛР» для практикующего медика тесно связано с местом, где произошла ОС (рисунок 3).

n24s5 fig3

Решение «Не начинать или прервать СЛР» во внегоспитальной среде принять сложно, прежде всего, из-за отсутствия достаточной информации о пожеланиях человека и базовом состоянии его здоровья. Учитывая это, а также взаимосвязь между ранним началом СЛР и потенциально положительным конечным результатом, следует начинать искусственные реанимационные мероприятия как можно скорее и оставить на потом всевозможные сомнения (презумпция сомнения ради пользы для пациента/пострадавшего).

После прекращения СЛР следует рассмотреть возможность продолжительной поддержки кровоснабжения (экстракорпоральная СЛР) и перевода пациента/пострадавшего в специализированный центр (транспортировка в условиях постоянной СЛР) с перспективой донорства органов. Стоит отметить, что во время транспортировки качество СЛР может сильно пострадать, а выживание в большей степени связано с оптимизацией мер поддержки жизни на месте, чем со спешкой в перевозке пациента/пострадавшего в больницу, поддерживая реанимационные мероприятия [5, 6].

В госпитальных условиях профессионал-медик морально готов к тому, что нужно направить свои реанимационные умения и знания ко всем пациентам/пострадавшим, если заранее не было принято коллегиальное медицинское решение «Не начинать СЛР». Сложно определить, когда CЛР, вероятно, окажется бесперспективной или бесполезной. Исследования по прогнозированию находятся в прямой зависимости от системных факторов, таких как время до начала СЛР и время до дефибрилляции. Предикторами неблагоприятного прогноза являются: плохая неврологическая симптоматика, преклонный возраст, злокачественная опухоль, полиорганная недостаточность, сепсис, серьезные травмы и гипотония [10, 11]. Решение «Не реанимировать» не должно быть основано на одном единственном элементе, таком как возраст, а требуется индивидуализированная оценка в каждом конкретном случае.

С 2010 года AHA сохраняет свои позиции в том, что «Не начинать реанимацию и прекращать поддержку жизни во время ОС, во время или после СЛР – этически эквивалентны», и врачи не должны сомневаться в отказе поддержки жизни пациента или пострадавшего по этическим соображениям, когда очень мала вероятность функционального выживания [7, 8].

Профессионалы-медики должны рассматривать вероятность «Не начинать или заканчивать СЛР», когда:

– невозможно гарантировать безопасность спасателя/реаниматора (например, подверженность инфекционным агентам и/или опасностям физического характера);

– у пациента/пострадавшего имеется очевидная смертельная травма или признаки необратимой смерти (например, явные черепные разрушения, обезглавливание, разложение и синюшность тела и т. д.);

– имеется действительный документ «Предварительная воля или предварительное решение» или письменное заключение «Не начинать СЛР»;

– асистолия сохраняется более 20 минут, несмотря на продолжительный SVA при отсутствии обратимой причины.

 

ВЫВОДЫ

В практической медицине часто отсутствуют достаточные основания для того, чтобы рекомендовать или запрещать конкретное действие в связи с неопределенностью по отношению к прогнозу или предсказыванию исхода СЛР.

Таким образом, твердое понимание этических принципов, отражающих автономию и принятие решений, должно сопровождаться наилучшей имеющейся информацией до сих пор. Помимо решений, касающихся начала и прекращения поддержки жизни, присутствия родственников во время реанимации и донорства органов, также требуется, чтобы профессионалы здравоохранения учитывали как науку, так и этику при оказании медицинской помощи, сосредоточенной на пациенте.

По мере развития науки о реанимации также должны развиваться усилия профессионалов-медиков, чтобы понять этические последствия, которые ее сопровождают.

 

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы подчеркивают, что все материалы, опубликованные от их имени, являются исключительно личным мнением и результатом собственных рассуждений, наблюдений и опыта, и не претендуют на то, чтобы читатели их разделяли. Указание места работы является всего лишь справкой об основной занятости.

Авторы также акцентируют внимание на отсутствии конфликта интересов, финансовых или личных взаимоотношений, которые неуместным образом могли бы влиять на их действия.



Vásquez Abanto J. E.1, Candidate of Medical Science, Physician of Emergency Department
Vásquez Abanto A. E.2, Physician of Family Medicine
1Center for Primary Medical and Sanitary Help no. 2, Kyiv, Ukraine
2Center for Primary Medical and Sanitary Help no. 1, Kyiv, Ukraine


MEDICAL BIOETHICS AND CARDIOPULMONARY RESUSCITATION 2015–2020

SUMMARY. Making medical decisions in the resuscitation (cardiopulmonary resuscitation, CPR) should be based on the basic principles of ethics and morality, the maximum adhering to the doctrine of “Informed consent”. There are situations in which ethically is clearly shown the beginning of resuscitation, and others, which justifed to suspend resuscitation.

The decision to start, limit or suspend the activities aimed at support to life, opens before you by a health care professional, the medical team, the patient and his family deep clinical and ethical issues. It is important to consider the prognosis (neurological) successful resuscitation; clinical factors indicating the irreversibility of the cardiac arrest; successful resuscitation and morbidity; mortality post-resuscitation.

In accordance with the principles of humanity, nonmalefcence, autonomy, justice, and triviality that should be inherent to human relationships, it should be clear: what measures should be taken in accordance with the level of “basic life support or advanced life support” and the cardio-cerebral-pulmonary resuscitation each patient! In the case of doubt the lifeguard, medic, in particular, decides “to Act for the beneft for the patient (the Principle of the beneft of the doubt!)” and immediately starts CPR.

The recommendations of the American Heart Association (AHA) and European Resuscitation Council (ERC) 2015–2020 overall established basic ethical principles that should be taken into account when critical situations. These recommendations emphasize the importance of two basic ethical principles in the care of the patient – autonomy and trivial. With such a delicate decision (start, limit or suspend activities to support life), puts (as noted above) before the health care professional, the medical team, the patient and his family are serious clinical and ethical challenges.

The usefulness of the treatment is to distinguish between “effect” and “beneft”. In intensive care, the effect is defned as a limited improvement of the functional state of the body or parts of the human body, and the benefts understood as a General improvement for the person.

The decision “Not to begin or to suspend intensive care” in the out-hospital environment is diffcult primarily because of the lack of suffcient information on the wishes of the person and the underlying state of his health. In hospital conditions, professional medical mentally prepared that they need to direct their resuscitation skills and knowledge to all patients/victims if you have not made a collective medical judgment “do not start CPR”.

In the practice of medicine frequently lack suffcient reason to recommend or prohibit a specifc action in view of uncertainty in relation to the prognosis or predicting the outcome of resuscitation in particular. Thus, a solid understanding of ethical principles that reflect the autonomy and decision-making should be accompanied by the best available information so far.

In addition to the decisions concerning the beginning and termination of life support, the presence of relatives during resuscitation and organ donation, also requires that health care professionals take account of both science and ethics when providing medical care focused on the patient. With the development of the science of resuscitation will have to advance the efforts of health professionals to understand the ethical implications that accompany it.

KEYWORDS: ethics, bioethics, resuscitation, intensive care, AHA, ERC; the principle of humanity, autonomy, triviality.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Васкес Абанто Х. Э. Медицина и мораль : монография / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто. – К. : Алфа Реклама, 2015. – 160 с.
2. Васкес Абанто Х. Э. Внезапная смерть: современные концепции и данные / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто, С. Б. Арельяно Васкес // Екстрена медицина: від науки до практики. – 2015. – № 4 (15). – C. 20–33.
3. Васкес Абанто Х. Э. Необходимость применения конфликтологии в медицине / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто // Медична практика: організаційні та правові аспекти. – 2013. – № 5–6. – С. 40–48.
4. Васкес Абанто Х. Э. Новые международные рекомендации по реанимации 2015 года и основы жизнеобеспечения у взрослых людей / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто, С. Б. Арельяно Васкес // Екстрена медицина: від науки до практики. – 2015. – № 5–6 (16). – C. 25–39.
5. Васкес Абанто Х. Э. Расширенная поддержка жизни у взрослых людей: новые международные «Рекомендации по проведению реанимационных мероприятий Европейского совета по реанимации 2015 года» / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто, С. Б. Арельяно Васкес // Екстрена медицина: від науки до практики. – 2016. – № 1 (21). – C. 10–28.
6. Васкес Абанто Х. Э. Рекомендации Американской ассоциации сердца пo сердечно-легочной реанимации и неотложной помощи при сердечно-сосудистых заболеваниях 2015 года: «Расширенная поддержка жизни у взрослых людей» / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто, С. Б. Арельяно Васкес // Кардиология: от науки к практике. – 2016. – № 2 (21). – C. 66–88.
7. Васкес Абанто Х. Э. Фармакотерапия при сердечно-легочной реанимации у взрослых / Х. Э. Васкес Абанто, А. Э. Васкес Абанто // Екстрена медицина: від науки до практики. – 2016. – № 4 (21). – C. 4–22.
8. Part 1: Executive Summary: 2015 American Heart Association Guidelines Update for Cardiopulmonary Resuscitation and Emergency Cardiovascular Care / R. W. Neumar, M. Shuster, C. W. Callaway, [et al.] // Circulation. – 2015. – Vol. 132 (18). – P. S315–S367. DOI: 10.1161/CIR.0000000000000252.
9. Paro cardiorrespiratorio extra-hospitalario de causa cardiaca en Santiago de Chile: experiencia del equipo medicalizado del SAMU Metropolitano / S. Mayanza, J. Barretoa, X. Grovea, [et al.] // Revista Chilena de Medicina Intensiva. – 2009. – Vol. 24 (1). – P. 9–16.
10. European Resuscitation Council Guidelines for Resuscitation 2015: Section 1. Executive summary / K. G. Monsieurs, J. P. Nolan, L. L. Bosaert, [et al.] // Resuscitation. – 2015. – Vol. 95. – P. 1–80. DOI: 10.1016/j.resuscitation. 2015.07.038.
11. Paro cardio-respiratorio, características clínico epidemiológicas en el Servicio de Urgencias y Emergencias / G. L. B. Ramos, G. B. A. Sainz, C. O. Castaņeda, V. B. Y. Zorio // Revista Cubana de Cardiología y Cirugía Cardiovascular. – 2014. – Vol. 20. – No. 1. – Mode to accesse: http://www.medigraphic.com/pdfs/cubcar/ccc-2014/ ccc141b.pdf.
12. Outcome of out-of-hospital cardiac arrests in Beijing, China / F. Shao, C. S. Li, L. R. Liang, [et al.] // Resuscitation. – 2014. – Vol. 85 (11). – P. 1411–1417. DOI: 10.1016/j.resuscitation.2014.08.008. 13. Vera Carrasco Oscar Conducta ética en el paro cardiorrespiratorio / Vera Carrasco Oscar // Revista Médica La Paz. – 2016. – Vol. 22. – No. 1. – Mode to accesse: http://scielo.org.bo/scielo.php?script=sci_arttext&pid= S1726-89582016000100011.


REFERENCES
1. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E. (2015) Medicina i moral [Medicine and morals]. Kyiv, Alfa Reklama, 160 p. (in Russ.)
2. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E., Arellano Vasquez S. B. (2015) Vnezapnaya smert: sovremennye kontseptsii i dannye [Sudden death: current concepts and data]. Ekstrena medycyna: vid nauky do praktyky, vol. 16, no. 4, pp. 20–33. (in Russ.)
3. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E. (2013) Neobkhodimost primeneniya konfliktologii v medicine [The need for conflict resolution in medicine]. Medychna praktyka: orghanizacijni ta pravovi aspekty, vol. 5–6, pp. 40–48. (in Russ.)
4. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E., Arellano Vasquez S. B. (2015) Novye mezhdunarodnye rekomendatsii po reanimatsii 2015 goda i osnovy zhizneobespecheniya u vzroslykh lyudey [New international guidelines for resuscitation 2015 and life-support bases in adults]. Ekstrena medycyna: vid nauky do praktyky, vol. 16, no. 5–6, pp. 25–39. (in Russ.)
5. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E., Arellano Vasquez S. B. (2016) Rasshirennaja podderzhka zhizni u vzroslyh ljudej: novye mezhdunarodnye “Rekomendacii po provedeniyu reanimatsionnykh meropriyatiy Yevropeyskogo soveta po reanimatsii 2015 goda” [Advanced Life Support in adults: new international “Recommendations for resuscitation of the European Resuscitation Council 2015”]. Ekstrena medycyna: vid nauky do praktyky, vol. 17, no. 1, pp. 10–28. (in Russ.)
6. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E., Arellano Vasquez S. B. (2016) Rekomendatsii Аmerikanskoy assotsiatsii serdtsa po serdechno-legochnoy reanimatsii i neotlozhnoy pomoshchi pri serdechno-sosudistykh zabolevaniyakh 2015 goda: “Rasshirennaya podderzhka zhizni u vzroslykh ljudey” [2015 American Heart Association Guidelines for Cardiopulmonary Resuscitation and Emergency Cardiovascular: “Adults Advanced Life support”]. Kardiologiya: ot nauki k praktike, vol. 21, no. 2, pp. 66–88. (in Russ.)
7. Vasquez Abanto J. E., Vasquez Abanto A. E. (2016) Farmakoterapiya pri serdechno-legochnoy reanimatsii u vzroslykh [Pharmacotherapy during cardio-pulmonary resuscitation in Adults]. Ekstrena medycyna: vid nauky do praktyky, vol. 20, no. 4, pp. 4–22. (in Russ.)
8. Neumar R. W., Shuster M., Callaway C. W., Gent L. M., Atkins D. L., Bhanji F., Brooks S. C., de Caen A. R., Donnino M. W., Ferrer J. M., Kleinman M. E., Kronick S. L., Lavonas E. J., Link M. S., Mancini M. E., Morrison L. J., O’Connor R. E., Samson R. A., Schexnayder S. M., Singletary E. M., Sinz E. H., Travers A. H., Wyckoff M. H., Hazinski M. F. (2015) Part 1: Executive Summary: 2015 American Heart Association Guidelines Update for Cardiopulmonary Resuscitation and Emergency Cardiovascular Care. Circulation, vol. 132 (18), pp. S315–S367. DOI: 10.1161/CIR.0000000000000252
9. Mayanz S., Barretoa J., Grovea X., Iglesiasc V., Breinbauer H. (2009) Paro cardiorrespiratorio extra-hospitalario de causa cardiaca en Santiago de Chile: experiencia del equipo medicalizado del SAMU Metropolitano. Revista Chilena de Medicina Intensiva, vol. 24, pp. 9–16.
10. Monsieurs K.G., Nolan P. J., Bossaert L. L., Greif R., Maconochie I. K., Nikolaou N. I., Perkins G. D., Soar J., Truhlář A., Wylie J., Zideman, on behalf of the ERC Guidelines 2015 Writing Group (2015) European Resuscitation Council Guidelines for Resuscitation 2015: Section 1. Executive summary. Resuscitation, vol. 95, pp. 1–80. DOI: 10.1016/j.resuscitation.2015.07.038
11. Ramos G. L. B., Sainz G. B. A., Castaņeda C. O., Zorio V. B. Y. (2014) Paro cardio-respiratorio, características clínico epidemiológicas en el Servicio de Urgencias y Emergencias. Revista Cubana de Cardiología y Cirugía Cardiovascular, vol. 20, no. 1. Available at: http://new.medigraphic.com/cgi-bin/resumen.cgi?IDARTICULO=50662. (accessed 17.04.2017)
12. Shao F., Li C. S., Liang L. R, Li D., Ma S. K. (2014) Outcome of out-of-hospital cardiac arrests in Beijing, China. Resuscitation, vol. 85, no. 11, pp. 1411–1417. DOI: 10.1016/j.resuscitation.2014.08.008
13. Vera Carrasco Oscar (2016) Conducta ética en el paro cardiorrespiratorio. Revista Médica La Paz, vol. 22, no. 1. Available at: http://scielo.org.bo/scielo.php?script=sci_arttext&pid=S1726-89582016000100011. (accessed 16.04.2017)

 

Стаття надійшла в редакцію 05.05.2017 р.


logo on blue
ТОВ "Професійні видання Східна Європа" Екстрена медицина: від науки до практики
emergency.in.ua © 2012 - 2019. Всі права захищені
Яндекс.Метрика
vk
facebook

 

Joomla inotur